batayka (batayka) wrote,
batayka
batayka

Родом из плацкартного вагона

Сутки в плацкартном вагоне при жаре 35 градусов в очередной раз сорвали с моих, обычно оптимистичных, зеленых глаз защитные радужные фильтры...
Сейчас, когда позади остались и эта долгая дорога домой поездом-самолетом-автобусом, и отходняк с температурой и пищевым отравлением, почему-то хочется вернуться к этим дорожным картинкам и уже на берегу осознать свои переживания...

... В пятом вагоне 44 поезда Москва-Хабаровск проводниками случились молодой симпатичный чернявый парень лет двадцати с небольшим и борзой сороколетний короткостриженный дядя выше среднего роста.
Молодой был в форменной одежде и черных замшевых демисезонных ботинках. Борзой был больше похож на пассажира, потому как встречал новичков в шортах, майке и сланцах.
Оба проводника, тамбур вагона и выражения лиц освобожденных на станции Юрга пассажиров обещали незабываемое путешествие по родной стране..


Инсталяция Александра Бродского "Дорога" с выставки современного искусства "Родина"



- Куда я попала? - подумала я, загружая чемодан под свою нижнюю полку...
Потом вдруг через головы китайцев с боковушки и никогда не мытое стекло увидела стоящего на перроне Вовку и преувеличенно радостно помахала ему рукой.

В тот же момент поезд тронулся, я плюхнулась на незастеленный матрас и начала осматривать место жительства на ближайщие 28 часов до славного города Иркутска...

На второй нижней полке беспробудным сном спала пожилая женщина, закрыв на своей половине окно от палящего солнца клетчатым поездным одялом. Над ней дремал похожий на китайца мужчина, который впоследствии оказался достойным сыном бурятского народа.

На боковушке, вытирая пот с лица полотенцами, ели Доширак два молодых китайских юноши - оба в шортах и с голым верхом. Надо мной кашлял, спя, еще один китайский юноша. На столе лежали журналы со сканвордами и упаковка Коделака...

- Возьмите белье, пожалуйста, - улыбнулся молодой проводник. - Если захотите кофе, чай - обращайтесь
- Непременно, - ответила про себя я, прикидывая, как с наименьшими потерями перенести вдруг навалившуюся на меня суровую действительность.

Способов пережить ее было не много. Спать в банном вагоне было невозможно, есть не хотелось, говорить было не с кем, воспринимать Алису на английском по методу Ильи Франка мозг категорически отказывался

На станциях народ из потных вагонов устремлялся на раскаленный июльский воздух. Выстраивался рядочком в узкую теневую полоску у вагонов на соседнем пути. Беспощадно курил, покупал воду и мороженое за 80 рублей у торговок.

В соседнем четвертом вагоне ехали молодые солдатики - человек 20. Странно было смотреть на них в неформальном виде - майках, штанах и сланцах защитного цвета.
"Все-таки, Бог есть, - думала я. - Китайские гражданские однозначно лучше, чем служивые наши. Хоть и не дембеля вроде, но кто их знает..."

Кстати, пьянства и проблем с дисциплиной в нашем вагоне не было. Почти не было.

- Слышь, ты! Ты тут самый разговорчивый? Пошли со мной! - наехал Борзой проводник на китайского соседа.
Тот, бедный, испугался и пошел вслед за борзым.
- Ты курил сейчас в тамбуре? Я тебя спрашиваю! Ты курил?... Я ТУТ ХОЗЯИН, ты понял?? Ты у меня в гостях! Это мой вагон! Ты понял? ...
- Короче! С каждого по 100 рублей и я закрыл глаза, что вы курите!
Китаец вернулся, сказал что-то своим встревоженным попутчикам, пошарил по сусекам и отнес мзду хозяину плацкартного вагона номер 5 поезда 44 Москва-Хабаровск.

- Россия, - вздохнула я. Россия.

К восьми вечера солнце перестало нещадно палить в замызганное окно... Проснулась бабуля с нижней полки напротив и с умным видом начала разгадывать сканворды.
В "Ресторан на боковушке" по очереди приходили китайцы со всего вагона есть лапшу в банках и сырые сосиски. Меня сначала это дико бесило, а потом я поняла, что все "гости" были вразброс расквартированы на верхних полках по всему вагону и только здесь они могли сменить лежачее положение на сидячее и пообедать.

На подъезде к городу Ачинск бабуля с лицом и взглядом советской учительницы вытащила из под сиденья две здоровые китайские клетчатые сумки (с такими в 90-е ездила за товаром половина населения страны), начала перекладывать упаковки с носками, еще какие-то новые вещи в шуршащих пакетах...
"Наверное, возвращается домой с новосибирского рынка" - решила я, постеснявшись уточнить свое предположение

В Ачинске на смену бабуле в купе "заехала" симпатичная, красивой зрелой полноты женщина лет 45-50 с приятной открытой улыбкой.
Ее внешний вид выдавал в ней женщину добрую и общительную, это почувствовал и перебазировался вниз мужчина с верхней полки, который, как оказалось, говорил на чистом русском языке и был совсем не китайцем.

Так, втроем мы и разговаривали всю дальнейшую дорогу. Вернее, я больше слушала...
Про чудесные хакаские озера. Про байкальского омуля горячего копчения, которого можно будет купить на станции в Слюдянке. Про негодяя-мужа, который не дал разрешения 14-летнему сыну на заграничную поездку. Про безработицу и бесстыдное воровство власти на местах. И про генерала Лебедя, которого убили за то, что был принципиальным и честным. Про китайцев, которые едут из Монголии в Улан-Уде на заработки.
Про Путина, кстати. Который в угоду своим амбициям разрушает и пускает под откос всю страну.

Чем больше я слушала эти неторопливые разговоры обычных простых людей, чем больше я наблюдала самую что ни есть жизнь внутри вагона, тем настойчивей у меня возникали ассоциации с романом Толстого "Воскресение"
И я одновременно ощущала себя и Нехлюдовым, наблюдающим со стороны чудовищную ненормальность происходящего, и заключенным, смиренно следующим в кандалах по нестерпимой жаре в колонне других арестантов

И от этого, очень точного и поразительного совпадения картинок было труднее дышать, чем от духоты.
И уже не первый раз думалось о том, что правильно украинцы называют нас ватой...
Ватой в матрасе плацкартного вагона. Сбитой и надежно скрепленной под полосатой матрасовкой. Способной стерпеть любые жопы и пережить любые эксперименты над собой.

А еще меня очень-очень мучил всю дорогу вопрос: все вот эти мигалочные и наделенные властью, которые бодро отчитываются президенту о повышении зарплаты в регионах на 17 процентов, смогли бы выдержать хотя бы пару суток путешествия по горячо любимой стране в таких вот условиях?

Может, подкинуть идею первому каналу?
Занятное, думаю, вышло бы шоу... Жизненное... VIP-Россия за немытым стеклом...


Дмитрий Цветков. Мягкая Родина.


Tags: РЖД, Якунин, мои путешествия, моя немытая Россия, про жизнь, про политику, путешествие в плацкартном вагоне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments