Tags: про жизнь

Даня Эндорфин

На 8 марта сын подарил мне сертификат на какую-то релаксационную процедуру: то ли на модный флоатинг, то ли на массаж. 

В назначенный час я прибыла в салон с говорящим названием «Эндорфин». Девушка за барной стойкой пригласила меня присесть и подождать, пока приготовят парную. 

На словах «приготовят парную» я немного напряглась, потому как парной в моей релаксационной программе точно не значилось. Но девушка быстро сняла мой напряг, предложив  мне травяной чай с орехами и сухофруктами. 

Немного погодя,  явился и сам товарищ, с которым мой сын договаривался о процедуре для мамочки.

— Даня, — без церемоний протянул мне навстречу руку очень колоритный качок средних лет.

— Ирина, — крепким рукопожатием ответила я.

— У меня все готово, пошли.

И повел меня вглубь салона за черную плотную занавеску, приглашая пройти за одну из трех дверей.

...В комнате было практически темно.  Божественно пахло травами.  Горело несколько свечей. Негромким фоном играла приятная музыка. Приглашало к серьезному  разговору кожаное кресло. Обещали приятное  темного стекла бутылочки  разных калибров. Обещали вкусное графин с апельсиновой водой и чайник с настоем трав.

— Господи! Как вкусно пахнет! — выдохнула я.

— То ли еще будет, — подмигнул мне хозяин. — Кстати, расскажи мне о себе. Чем живешь, что любишь, как о себе заботишься.

— Может, вы сначала расскажете, что мы тут будем делать? 

— Все узнаешь. В свое время. А сейчас раздевайся. Заворачивайся в полотенце и жди меня, я позже зайду.

Collapse )

Дедушка

Сначала я обратила внимание на его ходунки. С такими ходят обычно  старенькие бабушки или люди после травм, переставляя их перед собой и опираясь обеими руками. Он стоял  возле ящиков с фруктами — сгорбленный серый дедушка лет восьмидесяти. Мельком отметила про себя, какой он молодец, сам ходит в магазин. С болью подумала про своего папу, который давно уже не выходит из дома.

В очереди на кассу он оказался передо мной. Кассирша браво отбила ему две пачки сосисок, батон, упаковку самых дешевых помидоров, печенье, что-то еще...

— Четыреста восемьдесят девять рублей, — отчеканила она

Дедушка достал  из кармана смятые бумажки, отсчитал 150 рублей и подал кассиру.

— Четыреста восемьдесят девять рублей! А вы даете 150.

— Четыреста? — растерялся дед. Непонимающим взглядом посмотрел на несколько бумажек в своих руках. — За что же столько ? У меня и денег таких нет... 

— Ну вот, смотрите, сосиски — 90, помидоры, 198, еще сосиски — 90...

— А если убрать одни сосиски? — стесняясь предложил дедушка, несмело отодвигая одну пачку.

— Девушка, давайте я за него рассчитаюсь, — сказала я. 

Протянула карту, оплатила покупку.

— Вот она за вас рассчиталась — сказала кассирша деду, который продолжал перебирать деньги в своих руках. Забирайте. 

— Это как? Это я ничего не должен?

— Нет, ничего. Вот она за вас рассчиталась.

— Чудеса какие-то... — сказал дед и, славно, под гипнозом, стал собирать покупки в старую тряпочную авоську.

А я оплатила свой нехитрый ужин и пошла, счастливая, в снежную московскую  зиму... 

Моя Анжела. 14 ноября.

Никогда не думала, что буду о тебе писать в прошедшем времени.  

В ту ночь, когда ты умирала, я не могла уснуть. У меня болели ребра и было трудно дышать. И я отчего-то понимала, что это ты «подключаешься» ко мне, что тебе не хватает воздуха. И я много раз, глядя куда-то вверх, говорила тебе: Татара, дыши! Дыши, слышишь! Не вздумай умирать, коза!  

Проснувшись утром и увидев сообщение от Лерки, я уже знала, какая новость меня ждет. Нас всех ждет. Твоих подруг, одноклассников, которые знакомы целую тысячу лет. Для которых ты просто была всегда по умолчанию — в счастливых воспоминаниях, дне сегодняшнем и дне завтрашнем! Всегда, понимаешь?

Ты сама не захотела вызвать врача и 5 дней пролежала дома с температурой 39, зная про свое серьезное заболевание.  Ты не верила в эту короновирусную хрень и лечила себя сама. Живой водой, какими-то магнитами.  Не думаю, что ты в тот момент уже чувствовала, что пришло время перебираться «туда», и поэтому так беспечно отнеслась к своему состоянию. У тебя ведь было столько  планов и столько незавершенных дел...

А во 2 больнице города президентского внимания и опережающего развития, куда тебя привезла скорая на 6 день болезни,  был всего 1 аппарат для диализа на 8 нуждающихся в нем больных. И ты пропустила жизненно необходимую  плановую процедуру,  при том, что уже находилась на кислороде. И мы никогда не узнаем, почему тебя не успели довезти до реанимации, и мог ли хоть кто-то из нас, или других людей вмешаться и изменить этот жуткий сценарий. 

Collapse )

Снежки счастья

Недавно у нас с Ириной irina_sbor вышел такой диалог в комментариях:

- Роман не роман, но кусочками счастья можешь в нас покидаться, - написала мне Ира в ответ на мою романтическую историю из разряда "они ждали друг друга 33 года и вот..."
- Лучше - снежочками, Ир. Представляешь, снежки счастья!
-Да хоть чем! Главное - чтобы из счастья было сделано.

Но мое воображение уже зацепилось за образ счастливых снежных комочков, и начало вязать узор дальше...
Мне подумалось - а ведь как это точно. Сам набрал в ладошки, сам слепил, сам запустил нежно - в тех, кого любишь. Ну и пусть он рассыплется через миг. Зато этот миг будет. В его и твоей жизни.

Ну и пусть зима пока не началась, и когда-нибудь закончится...
Снежки ведь можно лепить не только из снега. Снежок - это, в первую очередь, слово. Веселое задорное слово из нашего счастливого детства...

Collapse )

Хроники выздоравливающих

Сегодня пришел врач на очередной прием и продление больничного. А я что-то захлопоталась с утра и не подготовилась, как следует. Да и не ожидала, что врач мужчиной окажется. Что бахилы и халат наденет,  да еще и спросит, где можно руки помыть... А то та, первая врачиха, неделю назад — дальше коридора не прошла. Ничего не слушала , ничего не смотрела и не измеряла.

А этот, сегодняшний, прям на удивление...

— Давайте, я вас послушаю.

— Ой, а я без бюстгалтера, — изобразила смущение я. — Надеть?

— Ой, ну что вы, что вы... — изобразил равнодушие доктор.

Ну, я и задрала повыше свою желтую маечку с нарисованными то ли  кексиками, то ли  сушами.  В легких  оказалось чисто.

После пишу Андрюшке, который тоже в заточении сидит: «Чужой мужик видел мои сиськи!» 

А сама думаю: О! какая прекрасная фраза! Это  же прекрасный повод вернуться в любимый ЖЖ!


Старушка на маникюре

Хорошая девушка Эля наводит красоту на мои ногти.
Мне нравятся ее работа и ее немногословность...

Но вдруг Эля прерывает молчание и спрашивает, где я работаю.
Цепочка взаимосвязи между моей сегодняшней занятостью и моим радиофизическим образованием неизбежно имеет точку остановки в Душанбе, где мы с мужем 4 года работали по распределению в одном из оборонных НИИ.

«А что такое распределение?» - удивлённо спросила Эля и ещё больше удививилась моему ответу.

«Ну и как вам Душанбе?» - задала уроженка Киргизии свой следующий вопрос.

«Это была сказка, - тепло улыбнулась я. - Но потом началась война и мы вернулись в Томск...»

- А какая война? Великая Отечественная? В 1945?

Пробуждение

Непередаваемое счастье - наблюдать, как просыпается природа. Как потихоньку отогревает мой город долгожданное солнце. Как вдохновенно поют свои гимны новой весне птицы в любимом парке...

Хочется остановиться в бесконечности, обнять каждое дерево, прислониться, прислушаться - а что там происходит, внутри... Почувствовать пробуждение и движение соков, утащить эту таинственную энергию в себя. И распуститься через неделю новыми листочками, а после - яблоневыми цветами и ароматами...
И, конечно, любовью. Ко всем мирам, временам и пространствам...

Уж небо праздником дышало...

Не думала-не гадала, но в очередной раз жизнь занесла меня в образование.
И я, на новом месте, в новом городе, отмечаю очередной День учителя.
Праздник, который как и 1 сентября, будет со мной уже всегда, где бы я не работала.

Поздравляю всех, для кого это профессиональный праздник. Поздравляю всех, кто стал Учителем и Наставником для других.
Огромного всем счастья и любви! И не забудьте поздравить своих!

Есть ли место бомбжам в московском метро?

Сегодня утром, забежав в электричку, стала свидетелем неприятного эпизода.
В другом от меня конце полупустого вагона, двое то ли полицейских, то ли дежурных (мужчина и женщина) просили выйти из вагона бомбжа. Культурно просили. Рядом с ними стоял бугай лет сорока (который, видимо, и вызвал сотрудников) и орал на несчастного: Быстро вали отсюда! Ты слышишь? Встал и вышел! Встал и вышел!»

Я не видела лица выдворяемого мужчины, видела только, как он, словно в тумане или замедленном кино, встал и пошел, сгорбившись, в сторону дверей. Видела, как упитанный бугай дал пинка ему вслед, и как тот чуть не упал, непонятно за что вытолкнутый из выгона.

Кто-то из пассажиров сделал замечание: зачем пинать-то? человек же!
На что в ответ понеслась матерная брань трезвого, по виду, недочеловека: Что, жалко стало? Правильные такие? Ну так выведете его под ручки! Поцелуйте еще, если такие умные!

Остановку до следующей станции все ехали молча.
С гадким чувством, которое сложно обозначить одним словом.


А как вы поступаете, если в метро или другом общественном транспорте рядом с вами садится бездомный человек?